Бажен догонит Баккена


Российские компании близки к рентабельной разработке отечественного аналога сланцевой нефти

Западносибирская нефтяная провинция, некогда лидировавшая в мировом первенстве по добыче, на глазах истощается. Второе дыхание она может получить, по всей вероятности, только при получении рентабельных инструментов извлечения жидких углеводородов из баженовской свиты пород. Надежда есть: национальный технологический центр "Бажен", сформированный несколько лет назад в Югре, демонстрирует все более успешные результаты. На экспериментальных скважинах накопленная добыча растет, а затраты ощутимо сокращаются. Уже в начале следующего десятилетия мы получим ответ на вопрос, удалось ли большой команде инженеров, ученых, айтишников расколоть крепчайший орешек углеводородных толщ планеты. Если да, то нефти стране хватит еще надолго. Лишь бы в цене она не упала ниже плинтуса.

Нынешний год для баженовской свиты, образованной 145 миллионов лет назад осадочными породами морского дна, можно сказать, юбилейный - 60 лет назад выдающийся советский исследователь Фабиан Гурари выделил бажен как особое гигантское геологическое формирование Западной Сибири. Этот нефтеобразующий, нефтематеринский слой обычно толщиной 20-30 метров, располагается на территории приблизительно 1,2 миллиона квадратных километров. Сюда входит, в частности, преобладающая часть "большой" Тюменской области, а также Омская, Томская, зона восточного Урала. Гурари предположил, что в трещиноватых коллекторах "матки" могут таиться и промышленные залежи нефти. Через считанные годы его прогноз подтвердился, когда с глубины 2840 метров хлынула с мощным дебитом нефть из разведочной скважины Салымского месторождения (Нефтеюганский район). Однако в последующем попытки "взять бажен" устойчивых положительных результатов не дали, и геолого-промысловые предприятия забросили опытные работы с ним как с крайне капризной и бесперспективной структурой.

На бажен обратили пристальное внимание только в нынешнем десятилетии, когда запасы классических месторождений стали подходить к концу. Для экспериментальной добычи на территории Югры несколько отечественных компаний скооперировались с ведущими иностранными. Последние, владеющие передовыми технологиями, были уверены, что им удастся подобрать ключи к "русскому Баккену" (Bakken - крупнейшая формация месторождений сланцевой нефти в США). Однако с приходом периода санкций и контрсанкций совместные проекты оказались заморожены, партнеры свернули работу на территории РФ.

- По заказу Total мы делали полный анализ керна. Специалисты компании год его изучали и пришли к выводу, что есть-таки резон вкладывать капиталы в разбуривание бажена. Однако французы были вынуждены прервать эксперимент, весьма о том сожалели и с грустью распрощались. Ну а нам остается надеяться на свои силы, - говорит директор Научно-аналитического центра рационального недропользования ХМАО-Югры (НАЦ РН) Александр Шпильман.

Сейчас за Уралом не единственной, но главной площадкой для поиска способов экономически эффективного освоения соблазнительной свиты служит центр "Бажен", созданный при активном содействии федерального и окружного правительств. Компания "Газпром нефть", несущая основные затраты и риски, играет первую скрипку. Она объединила усилия множества структур - коллег по нефтедобыче, геологических, сервисных, исследовательских структур. Тот же НАЦ РН - фундаментальный партнер. В "Газпром нефти" очень довольны и плодами сотрудничества с Инжиниринговым центром МФТИ, чья разработка не имеет мировых аналогов и восхищает даже зарубежных конкурентов. Без использования достижений современной науки, без привлечения светлых голов проект был бы, очевидно, сразу обречен на неудачу. Гендиректор "Бажена" Кирилл Стрижнев приводит любопытный пример. Для скрупулезного изучения всех параметров пород следовало бы пробурить 2160 скважин. Это стоит сумасшедших денег и бесконечно долго. Математическая оптимизация позволила уменьшить число скважин до 33-х.

- На качестве и объеме получаемой информации это не сказывается. Максимальная точность, достоверность данных для нас чрезвычайно важны. 20 скважин мы уже пробурили, в следующем году завершим последние, а в середине 2021-го сможем, думаю, подвести первые итоги, - рассказывает Кирилл Стрижнев.

Продолжить